Булгаковская Москва, Бал Воланда

Бал Воланда

Бал Воланда

«Ежегодно мессир дает один бал. Он называется весенним балом полнолуния, или балом ста королей. Народу! …»




23 апреля 1935 года в личной резиденции американского посла Спасо–Хаусе состоялся прием, который заставил Михаила Булгакова переписать 23–й главу романа «Мастер и Маргарита", известную под названием "Великий Бал у Сатаны".

Но начнем сначала. В 1933 году Соединенные Штаты Америки согласились признать Советский Союз в обмен на соглашение, по которому Советское правительство обязалось частично выплатить Америке долг царской России. Окончательная цифра этого долга должна была быть определена в ходе дальнейших переговоров. После восстановления дипломатических отношений на должность посла США в Москве был назначен Уильям Буллит (William Christian Bullit). В Москве его принимали «по высшему разряду»: на квартире Ворошилова в Кремле был дан обед, на котором присутствовали Сталин, Молотов, Ворошилов, Калинин, Литвинов, Орджоникидзе и другие официальные лица. Сталин произнес развернутый тост в честь Рузвельта, а Молотов поднял бокал «за того, кто пришел к нам не только как новый посол, но и как старый друг».

В то время из–за острой нехватки жилых помещений в Москве для расселения американских дипломатов были пригодны всего два здания: особняк Второва (обладателя самого большого состояния России начала XX века) и дом на Моховой улице. Но строительство новой линии метро могло привести к разрушению здания на Моховой, и посол Буллит останавливает свой выбор на особняке Второва как официальной резиденции посла США в Советском Союзе. На выбор повлияло еще и то, что еще в 1928 году в здании была установлена американская отопительная система. Особняк, стоящий близ церкви Спаса на Песках, американцами был ласково прозван Spaso House. Название прижилось, и сейчас даже в официальных бумагах он именуется: Спасо–Хаус.

ИСТОРИЯ ОСОБНЯКА: Особня́к Вто́рова (Спа́со-ха́ус, англ. Spaso House) — резиденция посла Соединенных Штатов Америки в Москве. Памятник неоклассической архитектуры предреволюционного времени, расположен по адресу Спасопесковская площадь, 10. Построен в 1913—1915[1] по заказу Н. А. Второва, крупнейшего предпринимателя России, по проекту В. Д. Адамовича и В. М. Маята на месте бывшей усадьбы Лобановых-Ростовских. Непосредственно рядом с домом Второва находятся памятники московского ампира — дома А. Г. Щепочкиной и Н. А. Львова. Вероятно, образцом для Адамовича и Маята послужил петербургский особняк Половцева, построенный в 1911—1913 И. А. Фоминым, а также особняк Гагариных на Новинском бульваре работы О. И. Бове (уничтожен авиабомбой в 1941). Существенные отличия второвского особняка — в замене центрального портала на полуротонду с ионическими колоннами, поддерживающими балкон. Размеры палладианского полуциркульного окна точно повторяют размеры окна особняка Гагарина, но здесь оно приподнято относительно классических образцов на высоту балюстрады. Внутри особняк спланирован по канонам классической симметрии. В 1918—1933 в особняке размещались учреждения и квартиры, в том числе жил народный комиссар иностранных дел Георгий Чичерин, позже — его заместитель. С 1933 особняк используется в качестве резиденции посла США в Москве. Первым американским послом, поселившемся в особняке стал Уильям Буллит. В эти же годы со стороны главного входа в сад к особняку был пристроен большой зал для приемов и танцев. Именно здесь на одном из первых музыкальных вечеров своей оперой «Любовь к трем апельсинам» дирижировал Сергей Прокофьев, неоднократно выступали всемирно известные музыканты и певцы, выставлялись работы выдающихся американских художников.

ШПИОНСКАЯ ИСТОРИЯ: С особняком связано много «шпионских» историй. Наиболее известной из них является история с помещением подслушивающего устройства в деревянный герб США, преподнесенный в подарок от пионеров в Артеке по наущению тайных агентов Лубянки послу США. Герб провисел в его кабинете с 1946 по 1952[4], успешно исполняя роль подслушивающего устройства. Теперь он находится в музее шпионажа ЦРУ. Здесь жили во время государственных визитов Эйзенхауэр, Никсон, Рейган. На приёме в 1976 году в честь двухсотлетия Декларации независимости США дом вместил 3001 гостя.

Надо сказать, что по прибытии в Москву Уильям Буллит, близкий друг Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, вместе с которым они устраивали во Франции вечеринки в стиле "Великий Гэтсби", любитель роскоши и развлечений, и, как считают некоторые исследователи творчества Булгакова, послуживший прототипом Воланда, обнаружил страшную скуку в жизни иностранных дипломатов. Перед сотрудниками посольства ставится задача "превзойти все, что видела Москва до или после Революции". "The sky's the limit", — напутствовал посол подчиненных.

23 апреля 1935 года состоялся официальный прием для представителей всех зарубежных дипломатических миссий, работающих в Москве. На "Фестиваль весны" (помните "весенний бал полнолуния" Воланда?) были приглашены человек пятьсот, — "все, кто имел значение в Москве, кроме Сталина".

ОБЪЕКТ: Спасо-Хаус - резиденция американского посла, в которой Воланд давал свой Весенний Бал. Объект это закрытый, практически режимный,поэтому простому смертному посмотреть вживую на его интерьеры мало реально. Далее приводятся фото из резиденции, полученные alienordis от своих знакомых с приема.

IMG_0496

Фотографии публикуются с разрешения их авторов, пожелавших остаться неизвестными.



Считается, что в описании Великого бала у Сатаны М.А. Булгаков использовал впечатления от приема, который был дан американским послом в Москве в апреле 1935 г. Это мероприятие проходило в резиденции американского посла, расположенной по адресу Спасопесковская площадь, 10. Особняк этот сегодня, даже в официальных документах, называют Спасо-Хаусом – по названию площади и расположенной рядом церкви Спаса на Песках. Вывод о посольском приеме как прообразе Бала Сатаны делается в первую очередь на основе воспоминание Е.С. Шиловской, третьей жены Булгакова. И у исследователей есть все основания ей верить:
- Советская наглядная пропаганда тех лет часто изображала "американский империализм" в облике дьявола.
- Для полуопального литератора, каковым был Булгаков, прием в американском посольстве - событие почти невероятное, сравнимое с балом у сатаны. Особенно прием такого размаха: «Весенний Фестиваль», так назывался апрельский бал 1935 г., был одним из самых громких приемов Москвы эпохи СССР. Это было самое начало дипломатических отношений СССР и США. Американский посол просто обязан был устроить что-то невероятно фееричное для достойного позиционирования своей страны и себя в московских дипломатических кругах. Первой ласточкой был рождественский прием 1934 года по случаю Рождества. Тогда из московского цирка выписали трех тюленей, которые выносили гостям елку и подносы с шампанским. Но в полном объеме цель была достигнута весной 1935 года. Не пускаясь в описание мероприятия (об этом ниже, упомяну только, что на «Весеннем Фестивале» американского посольства присутствовали все ведущие общественные и политические фигуры Советского Союза: нарком иностранных дел Литвинов, нарком обороны Ворошилов, председатель ЦК партии Каганович, писатель и член редколлегии “Известий” Радек, маршалы Егоров, Тухачевский и Буденный. Фасад Спасо-Хауса. Впрочем, ни Маргарита, ни Воланд никогда его не видели – Весенний Бал Воланд давал все в той же многострадальной квартире Степы Лиходеева.
P7140608

Но вернемся к описанию Бала Сатаны Булгаковым и постараемся соотнести их с реалиями резиденции американского посла.

Маргарита увидела себя в тропическом лесу. Красногрудые зеленохвостые попугаи цеплялись за лианы, перескакивали по ним и оглушительно кричали: «Я восхищен!» Но лес быстро кончился, и его банная духота тотчас сменилась прохладою бального зала с колоннами из какого-то желтоватого искрящегося камня. Этот зал, так же как и лес, был совершенно пуст, и лишь у колонн неподвижно стояли обнаженные негры в серебряных повязках на головах.

Для «Весеннего фестиваля» в Спасо-Хаус из Московского зоопарка привезли несколько горных коз, десяток белых петухов и медвежонка. Для полноты ощущений рабочие соорудили в зале приемов искусственный лес из 10 березок. И, наконец, был сооружен вольер для фазанов, маленьких попугайчиков и сотни зябликов, также позаимствованных у зоопарка. Большой зал Спасо-Хауса, в котором обычно проходят приемы. Колонны есть, хоть и мраморные, а не "из искрящегося камня".
IMG_0502

Невысокая стена белых тюльпанов выросла перед Маргаритой, а за нею она увидела бесчисленные огни в колпачках…

Обеденный стол на весеннем приеме был украшен тюльпанами и листьями цикория, зеленеющими на влажном войлоке, что, по замыслу авторов композиции, должно было имитировать лужайку. Жена Булгакова также вспоминала о «Массе тюльпанов, роз - из Голландии».

Оркестр человек в полтораста играл полонез. …
- … Здесь только мировые знаменитости.
— Кто дирижер? — отлетая, спросила Маргарита.
— Иоганн Штраус …

В Москву специально для этого бала был выписан оркестр из Праги. За люстрой виден балкончик, на котором могли располагаться музыканты. Кстати, висящая здесь люстра - одна из претенденток на звание "той самой люстры, на которой раскачивался Бегемот".
Untitled-1

В следующем зале не было колонн, вместо них стояли стены красных, розовых, молочно-белых роз с одной стороны, а с другой — стена японских махровых камелий. Между этими стенами уже били, шипя, фонтаны, и шампанское вскипало пузырями в трех бассейнах, из которых был первый — прозрачно-фиолетовый, второй — рубиновый, третий — хрустальный. Возле них метались негры в алых повязках, серебряными черпаками наполняя из бассейнов плоские чаши.

В центре большого зала во время приема был установлен фонтан с шампанским. А вот как вспоминает Е.С. Шиловская: «В верхнем этаже - шашлычная. Красные розы, красное французское вино. Внизу - всюду шампанское, сигареты». Примерно под люстрой и стоял фонтан с шампанским.

IMAG0150

Маргарита была в высоте, и из-под ног ее вниз уходила грандиозная лестница, крытая ковром.

Лестницы в Спасо-Хаусе две: одна поднимается от вестибюля на уровень главного зала, а другая - от главного зала наверх в жилые помещения (она называется главной лестницей). Причем эти лестницы располагаются "друг за другом", так что стоя на вершине второй ты можешь видеть начало первой. Лестница, ведущая из вестибюля в главный зал.
IMG_0506

А вот это вид примерно с той же самой точки, но в другую сторону - на лестницу, ведущую в жилые помещения (слева располагается главны зал). Главная лестница:
IMAG0153 IMAG0144

Внизу, так далеко, как будто бы Маргарита смотрела обратным способом в бинокль, она видела громаднейшую швейцарскую с совершенно необъятным камином, в холодную и черную пасть которого мог свободно въехать пятитонный грузовик.

Камин в вестибюле Спасо-Хауса действительно есть. И его даже можно рассмотреть с лестницы.
IMAG0151

Только вот две проблемы: камин этот маленький, электрический и установлен совсем недавно. В булгаковские времена его на этом месте не было.
IMG_0512

Так что Спасо-Хаусу пришлось претерпеть значительные перестройки в воображении писателя, чтобы разместить под своими сводами Весенний Бал Полнолуния. И, напоследок, несколько фотографий библиотеки Спасо-Хауса. К Мастеру и Маргарите она никакого отношения не имеет, но, мне кажется, их просто любопытно посмотреть.

IMAG0147 IMAG0148 IMG_0494



КАК ПРОЕХАТЬ: Особняк расположен по адресу Спасопесковская площадь, 10.



© Булгаковская.Москва




.





Экскурсии по
булгаковским
местам






Карта
булгаковских
мест




Булгаковские
герои





Биография
и семья





Булгаковские
места





Все
произведения





Интересные
факты





Тест по
Булгакову





Иллюстрации
к книгам





"Мастер и
Маргарита"
читать
он-лайн




добавить в Избранное

Следуй за мной в мир непознанного